Архив за месяц: Декабрь 2012

Раз пошла такая волна с усыновлением

Оригинал взят у в Раз пошла такая волна с усыновлением

О том, что проблема усыновления не имеет ничего общего с пресловутым "Законом Магнитского" я уже писал. Хоть идею запрета на усыновление детей гражданами США как поддерживал, так и поддерживаю.
Но в комментарии набежали навальные блоггеры со взором горящим, которые принялись доказывать, что без такого усыновления все дети-инвалиды в России просто умрут. Да и вообще что в либеральных СМИ, что в блогах разгорается по этому поводу целая истерия.
Давайте тогда смотреть фактуру, аргументы-контраргументы.

1) (из ЖЖ Навального, не хочу давать ссылуку) "Конечно
ужасно, что наших детей усыновляют иностранцы. Ужасно в первую очередь
тем, что граждане РФ сирот, особенно больных, усыновляют неохотно.
А детей таких много — цифра в 654 тысячи детей оставшихся без попечения родителей просто навевает ужас"

Это не так. По данным за 2008 год
(ну вот оказались у меня под руками именно они), из 681 301 детей-сирот
в России на воспитании в семьях находятся 529 530 человек.

2) Граждане
США усыновляли в основном инвалидов, которым у нас ничего не светило. А
теперь ваш сраный режимчик сделал из них еще и заложников
.

Это тоже не совсем так. Судя по той же статистике, граждане США усыновили в России 1773 ребенка. Из них инвалидов — 97.
То есть усыновляют они в основном здоровых детей. А инвалидов — в порядке исключения.
Кстати,
давайте не будем забывать, сколько было публикаций о фиктивных
"инвалидностях", котрые рисуют детям за взятки ради облегчения
иностранного усыновления.

3) Что
касается усыновления детей-инвалидов, то в 2008 году 5,2% детей (213 из
4125), усыновлённых иностранцами, были инвалидами[33]. Среди детей
усыновлённых россиянами, только 0,3% детей (26 из 9048) оказались
инвалидами
.

И это не правда. Вот данные по семейному устройству детей-инвалидов в РФ (2008 год):
Родственная опека — 1043 ребенка
Неродственная опека — 153 ребенка
Приемные семьи — 609
Патронат и СВГ — 113
Российское усыновление — 26
Иностранное усыновление — 213

Видите,
где подтасовка, да? Учтены только случаи официального усыновления (т.е.
оформления ребенка под своей фамилией). Приемные семьи, например, не
учтены вообще. Как и опека — семейное воспитание под контролем органов
опеки с выплатой пособия.

Но даже если учитывать только усыновление и приемные семьи — россияне усыновляют детей-инвалидов в три раза больше, чем все иностранцы вместе взятые, и в 6,5 раз больше, чем американцы.

4)
между тем статистика утверждает: за последние 15 лет погиб 21 ребенок,
который обрел семью за рубежом. За тот же период в России погибли 1220
усыновленных детей. Из них 12 убиты своими новыми родителями. Почему об
этих цифрах не кричат? Или действуем по принципу: «Наши дети – что
хотим, то и делаем»?"
.

Вот там оговорка есть — 12 убиты
новыми родителями — это очень интересная оговорка. А остальные-то от
чего умерли? Несчастные случаи? Болезни? Нет, ну серьезно? И зачем
приводятся эта цифра со всем последующим эмоциональным пафосом?

Между тем, действительно, по
официальным данным, за последние 10 лет гражданами США убиты 19
российских детей, еще несколько детей в этой стране погибли в результате
несчастных случаев и болезней
. Некоторое число детей подверглось пыткам и избиениям, как минимум 20 оказались сданы приемными родителями в специальный приют, некоторое число приемных детей из России — "переуступлены" другим семьям (точно число неизвестно, высянять их судьбу планировалось по новому соглашению об усыновлении между РФ и США).

И вот тут мы подходим к самому интересному.
Вот пятерка лидеров по усыновлениям из России: США, Испания, Италия, Франция, Германия.
Мне,
честно говоря, как я ни искал, так и не удалось найти ни одного
упоминания об инцидентах с российскими детьми в любой из этих стран,
кроме США.
Почему так, а?

В конце-концов, международное
усыновление — ситуация экстраординарная и этически не совсем чистам.
Приоритет, как бы то ни было, должен быть за российским усыновлением. Но
если уж идти на международное усыновление, нужно, наверное, крайне
внимательно оценивать — куда попадет ребенок? И если в США убивают, чего
не случается в других странах, может с США что-то не то творится? Зачем
нам такое усыновление?

ОЧЕНЬ НУЖНЫ ПЕРЕПОСТЫ!

Оригинал взят у в ОЧЕНЬ НУЖНЫ ПЕРЕПОСТЫ!

Обычно я ограничиваюсь тэгом "Прошу перепостить", а сейчас начинаю с этой просьбы: пожалуйста, как можно шире распространяйте информацию об этой книге, потому что аналогов нет, а нужна она очень. Это подтвердил мне врач-педиатр с полувековым стажем, профессор Института усовершенствования врачей. Подробности можно узнать из пресс-релиза, здесь добавлю, что инициатор создания и руководитель проекта «Книга в помощь» Наташа Леднева, мать маленького мальчика, страдающего лейкозом и пороком сердца, придумала эту книгу для родителей и родственников больных детей, но не только для них — и для нас, всех, кто хочет и может им помочь. Причем не только тем семьям, где у ребенка лейкоз. Наташа написала мне в Фейсбуке:

Процентов 70 книги подойдет и для другой детской онкологии. В книге есть некоторые акценты на лейкоз, но я там специально не писала о сути заболевания, потому что это есть в других книгах. Так что совсем лейкозный раздел — только "Амбулаторное лечение". В остальном — кое-где проглядывает, но не сильно. Если ребенок проходит химию — многое подойдет. Если операция какая-то под наркозом — тоже подойдет. В анализе крови разобраться — опять подойдет. Боевой дух поднять — огромный психологический раздел. Ну и т.д.

Больше того, мне кажется, "Книга в помощь" может оказаться полезной и не только при онкологии. Вряд ли надо объяснять, насколько важна психологическая поддержка, когда у близкого тебе человека, особенно — ребенка, тяжелое заболевание, когда его то и дело кладут в больницу или делают ему какие-то мучительные процедуры, вряд ли надо объяснять, как важно настроить самого ребенка и семью на победу. И об этом здесь тоже написано.

Обложку, как видите, сделала Вика Кирдий, она, Алика Калайда, Елена Ревуцкая, Анна Силивончик и другие художники подарили для издания свои картины, соавторами Наташи стали ведущие эксперты в области лечения онкологических заболеваний, лучевой терапии, переливания крови, психологии и реабилитации. "Книга в помощь" постоянно совершенствуется, в ФБ создана специальная группа, которая подробно рассказывает обо всех новостях, готовится бумажное издание, и мы можем помочь его выпустить. Не только денежкой, но и повторяю — распространением информации. Спасибо огромное всем, кто отзовется!!!

На тему гололеда

Оригинал взят у в На тему гололеда

Разные виды падения: что и в каких случаях надо делать

Зимой мы все немного экстремалы. Прекрасно зная о нерасторопности наших коммунальных служб, часто ведем себя так, будто под ногами нет ни гололеда, ни сугробов, ни мерзкой каши из снега с песком. В результате получаем травмы.

Сами виноваты? Что делать….

МРТ Москва. Сколько сейчас МРТ в России, да и собственно, каких? (ред.)

Оригинал взят у в МРТ Москва. Сколько сейчас МРТ в России, да и собственно, каких? (ред.)

Интересует вопрос, по поводу распространенности МРТ в городах.
Если в развитых странах — нормой считается МРТ, а то и не один на каждую больницу…
Думаю, составить список по городам, с перечнем центров, указанием типа МРТ (низкопольник, высокопольник, сколько Тесла), государственные, частные (дешевые с очередью на 6 месяцев или дорогие, но почти сразу). 
Вот, начну с Москвы и вперед, по станциям метро (авось кто рекламку захочет разместить:):

Читать далее

письмо врача о нашей медицине

Оригинал взят у в письмо врача о нашей медицине

 Это выдержка из статьи — прислал друг. Набрал в поиске — есть и оригинал — но я выкладываю избранное.

А как
Вы думаете, медики не могут, или не хотят правильно лечить? Я ЗНАЮ, что в
большинстве случаев не могут, но все чаще появляются и элементы нехотения, а в
последние годы, и неумения. Сначала про НЕ МОГУТ. Правильно поставить диагноз
ВСЕМ не могут нигде в мире, никогда не могли и никогда не смогут. Это просто
невозможно! Соответственно — правильно лечить и давать ПРОГНОЗ. Хочешь Бога
рассмешить – расскажи, что будет завтра.
Признаки и синдромы многих болезней очень похожи. Одна и та же болезнь у разных
людей проявляется и протекает по-разному. Симптомы болезни проявляются на разных стадиях развития
болезни совсем непохоже. Очень много болезней, и с каждым годом всё больше,
протекают атипично, т. е. не так, как о них написано в учебниках. Абсолютно разные болезни, на определённых
этапах развития, бывают не просто похожи – неотличимы. Анализы и дополнительные
обследования тоже не всегда точны, да и расцениваться могут по-разному. Лекарства
на разных людей действуют не одинаково. Как развивалась болезнь, тебе трижды
рассказывают, каждый раз по-разному, и неизвестно, есть ли среди них
правильный. Что-то больной стесняется рассказывать, а что-то не считает нужным.
Часто у одного человека несколько болезней, и симптомы одной перекрывают
симптомы другой. Нередко болезни, выглядящие как простые и понятные,
оказываются сложными, тяжелыми и даже смертельными. Да много ещё чего. И даже
хороший врач, добросовестно работая, имея ВСЕ необходимые анализы и
обследования (что большинству врачей, кроме центральных городов и клиник,
недоступно), хоть раз в день, да ошибётся, а может и не раз. А значит,
неправильно будет лечить. Очень хороший и квалифицированный врач будет
ошибаться ещё чаше, потому что самые непонятные и тяжелые пациенты будут у
него.

Чтобы не быть голословным обращусь
к литературе, а чтобы никого не подставлять и не «возбуждать» прокуратуру, к
литературе не современной, а к той, в которой ещё не боялись писать ПРАВДУ, где
умные, порядочные и грамотные врачи описывали СВОИ ошибки, чтобы меньше было
ошибок у остальных. Например, монография Виленского Б.С. и Аносова Н.Н.
«Инсульт» Издательство «Медицина» Москва 1980г. На стр. 14 написано, что «по
данным неврологических отделений и прозектур пяти многопрофильных больниц
Ленинграда в 1977г. всего2002 наблюдения, расхождение диагноза по типу инсульта
у умерших в специализированных нейрососудистых отделениях 24,7%, а в
неврологических отделениях 25,9%». Это означает, что около 500 больных из 2000,
лечили неправильно. Тому, кому нужно было останавливать кровотечение в голове –
расширяли сосуды и разжижали кровь, а кому нужно было разжижать – делали её
более густой. После этого эти больные
умерли. Мало того, в 1,6 – 4,3% т. е. больше чем у 50 человек вообще оказался
не инсульт, а опухоли, абсцессы мозга, травмы и т. д. И это были неплохие
результаты, ведь в ФРГ в то время расхождение диагноза между инсультом и
заболеваниями с инсультоподобным течением «в специализированном неврологическом
центре г. Кельна, как сообщил в 1977
г. Herrshaft — было 20,4%», вместо наших 1.6 — 4.3% (см.
стр. 27 того же источника). А думаете,
отчего лечили тех, у кого был нетяжёлый инсульт, и которых выписали без
вскрытия? Похожих примеров можно набрать по всем врачебным специальностям! Значит,
только за 1977г., 500 врачей в этих пяти больницах, нужно было «выявить»,
«найти на них управу», «заставить отвечать за содеянное» и «наказать тех, по
чьей вине». (Цитаты из статьи). Только по этим пяти отделениям! Да их там столько
не работало! Вероятно, нужно было раз 10 за год обновить состав врачей во всех
этих отделениях и всех их за год пересадить. Думаете, по другим отделениям и
другим больницам было лучше? Или сейчас, в провинциальных больницах,
диагностические возможности и квалификация персонала выше, чем в
многопрофильных больницах Ленинграда в 1977г.? Сомневаюсь. Конечно, наука не
стоит на месте, но в медицине она, если судить по конечному результату, никуда
не торопится. Чиновники скажут, что разработаны стандарты обследования и
лечения и если их соблюдать… Но Вы посмотрите на эти стандарты. Путаные,
неконкретные, раздутые. Выполнить их практически нельзя, зато всегда проверяющим
можно найти, что не сделано. А сколько в них ненужного! Разработаны стандарты
под конкретные заболевания, а если диагноз непонятен? Сделать всё и всем
невозможно. Да даже если всё сделать, не факт, что всё станет ясно, и все
поправятся. Ведь медицина это больше искусство, интуиция, шаманство, чем наука,
хоть всё и основывается на научных фактах. Не думаю, что Леонида Ильича, Ясира Арафата
или премьер-министра Японии (не помню как звали, но несколько лет назад — зашел
в больницу на своих ногах, а через две недели умер от инсульта), плохо
обследовали или плохо лечили, или стандарты не соблюдали, или специалисты были
плохими. И если раньше народ не хотели пугать, и врачи не обязаны были
знакомить пациентов, их родственников и адвокатов со всей документацией, всеми
диагнозами, прогнозами, лечениями, то сейчас это обязательно. А как это можно
сделать? Ну, пусть мне кто-нибудь, за десять минут, объяснит пару разделов
квантовой механики так, чтобы я всё понял, если я остальной физики не знаю.
Думаете, медицина проще и понятнее физики? Ошибаетесь. Это-то я знаю. В медицине всё гораздо сложнее,
запутаннее и неопределённей. Кстати, времени на эти объяснения, никто не
выделял. Конечно, народ и не понимает. Для больного человека, а тем более для
его родных, очень многое непонятно, страшно. Хочется как-то помочь, исправить,
а методы исправления ситуации подсказывают «лиги защиты», а моя любимая газета
обещает «постараться наказать», а сотни тысяч врачей по всей стране ждут, когда
наступит их очередь. Когда их уволят, посадят или заставят платить деньги. Вот
их-то никто не защищает, и даже не обещают защищать в перспективе. А можно
посадить любого. А судьи кто? Чаще всего это эксперты и администраторы, которые
никогда не ошибаются, потому, что сами не лечат, а если раньше и лечили, то
благополучно забыли о своих ошибках. Такова уж человеческая память. Ожидание
это давит не меньше, чем осознание того, что ты, использовав все свои физические,
умственные и психические силы, не смог, не сумел помочь, а люди на тебя
надеялись. Узнайте, Вам проще, какая продолжительность жизни у врачей, исключив
начальство, руководство, СЭС и прочих, похожих на них «медиков». Думаю, врачи,
которые лечат, живут значительно меньше своих пациентов, хотя изначально были
здоровее и мед. помощь им доступнее. Думаю, что и известное «Дело врачей» было
не из-за паронояльности или недобросовестности его проводивших. Просто люди,
далёкие от медицины, узнали, скольких лечили «не так» и сколько после этого
лечения «не от того» умерло. А коллеги их защищают. Да точно заговор! И ведь ни
тогда, ни сейчас никому не доказать, что не из-за вредности, беспечности или халатности
так получается, а просто по-другому не бывает и не было нигде, и не будет. Распространенный
штамп: «врач не имеет права на ошибку». Вот любой человек имеет такое право, а
тот, кто работает с самой неизученной, сложной, непонятной и непредсказуемой
системой – человеческим организмом, тот не имеет. Неужели люди серьёзно думают,
или хотя бы надеются, что врач не человек? И что если тысячи две – три этих «нечеловеков»
опозорить, посадить в тюрьму или вообще уничтожить, то остальные сразу станут в
сотни раз умнее, сообразительнее, благожелательнее, искреннее и добрее и
перестанут делать ошибки? Всё будет как раз наоборот. Все врачи понимают, что,
сколько не учись, как не старайся, ошибки были, есть и будут, а по нашей
реальности, значит, будут и преследования. А какая разница пойти в суд через
неделю, через месяц или год? Отсюда вывод: нужно учиться, не только никому не
показывать своих ошибок, но и скрывать их, подгонять под диагноз. А врачи –
люди обучаемые. Когда-то великий хирург Пирогов написал, что вскрывая гнойник
на шее, он ошибся и разрезал аневризму сонной артерии, и больной умер. Тысячи
врачей это прочитали и так не сделали. Тысячи больных выжили. Если бы сейчас
кто-нибудь подобное написал, родственники подали бы жалобу, а если и не подали,
прокуратура возбудила бы дело, и Пирогова в медицине бы не было! Да не было бы
почти всех великих врачей, которыми мы имеем право гордиться, которые учили нас
на СВОИХ ошибках.

А кто
оценивает качество диагностики и лечения? Кто освещает результаты оценки в СМИ?
Оценивают эксперты. Это люди, которых наняли на работу страховые компании или
государственные учреждения, и если эксперт ничего плохого при проверке не
выявил, то «понятно», что это неквалифицированный или недобросовестный эксперт.
Такого после пяти — десяти проверок от должности освобождают. Назначают
«добросовестного». Например, если у врача на участке мало больных – он плохо их
выявляет, если много – плохо лечит и проводит профилактику. Вот такие должны
быть выводы «хорошего» эксперта, а наоборот, я в своей практике сталкивался
очень редко. С другой стороны, эксперт — это или хороший специалист, или доктор,
или кандидат наук, который соображает в несколько раз быстрее и качественнее
деревенского врача. И он добросовестно делает вывод, что «диагноз можно было
поставить правильный», тем более что у него нет 
недостатка времени, под рукой вся необходимая литература и уже известен
исход заболевания. Но это ОН смог во время экспертизы, а вот смог бы в другом
месте, за другое время, в другом состоянии – не факт. А тот, конкретный, врач
не смог, не сумел, не сообразил, не успел. Его за это посадить? И озвучивают заключение эксперта адвокаты, а потом, с их
слов, некоторые журналисты, репортёры, депутаты и др. а потом читает судья. Кто,
как и чего понял, как я в физике. Но чтобы было погорячее, «поинтереснее»,
поэффективнее, похлестче и пожестче. Народ читает, и проецирует всё это на
своих врачей, ждёт от них подлости, а врачи ответно – от пациентов. Чем дальше,
тем больше. Ну не встречал я ещё ни одного врача, которому был бы ясен диагноз,
он знает, как лечить, а не лечит, или лечит специально неправильно! 

Вторая
проблема — это ВРЕМЯ, которое врач может позволить себе уделить больному. Есть
нормы, которые рассчитывались, и которые экономисты и руководство требуют
выполнять. Не поверите, но эти нормы рассчитывались много десятилетий назад, по
большинству специальностей. А некоторые действуют
с 30-х годов. С тех пор каждый новый министр, и его заместители, пытаются
улучшить здравоохранение. А так как денег нет, улучшать все пытаются одним и
тем же способом: чтобы облегчить и улучшить учёт и контроль — необходимо
увеличить количество и объем написанных медиками бумажек. Узнайте, сколько приказов
издано за последние 10-12 лет. Тысячи! И ни в одном из них нет ничего, что бы
упрощало документацию и увеличивало или хотя бы оставляло время на больных. Не
знаю, улучшился ли у НИХ контроль, но времени на больного не осталось совсем.
Требований с каждым годом больше, обследований и аппаратуры больше. Лекарств и
правил по их выписке в несколько раз больше, каждую таблетку, ампулу в стационаре
нужно «списывать» в нескольких местах, будто их медики сами съедят. Отчётность
по льготным лекарствам вообще «изумительная» — врач должен не только просчитать
сколько, каких лекарств, по какой цене он выписал, и всё это учесть и
отчитаться, но и дать прогноз — чем, и в каком количестве, он будет лечить КАЖДОГО
льготника через 6 месяцев и через год, иначе денег на лекарства не выделят! И сколько это будет в рублях! Через год! Кто в
нашей стране это знает? Потом должны лечить только тем, что заказали, а если
течение болезни изменилось или новая болезнь присоединилась? Нашли Госплан. Да
тут к каждому врачу по бухгалтеру нужно прикреплять. Отчёты размножаются «как
кролики» и почти каждый месяц нужно заполнять новые бумажки, а нормы приёма всё те же. 4 -7 человек в час (а
у окулистов — 8) в поликлинике, или 20 – 25 больных на одного врача в
стационаре. Вы опытный журналист. Попробуйте у своих знакомых, или
родственников, выяснить: что у них болит, что болело вчера, какой характер
боли, и других симптомов, куда что отдаёт, чем 
связано, после чего началось, отчего усиливается, отчего уменьшается. Когда
появились какие симптомы, как протекала болезнь, чем лечились? Всё поэтапно –
что, зачем и отчего появлялось и проходило. Чем болел раньше, как эти болезни протекали,
чем их лечили, с каким эффектом, и т. д. Всё это очень важно для постановки
диагноза! Сколько времени затратили? А если больной — человек старый или не
очень быстро или качественно соображает? А если он не хочет или не считает
нужным, что-то рассказывать, а желает поделиться горем по другому поводу, или
что-то ещё про свою жизнь поведать? За сколько минут справились? А ведь не все
врачи талантливые журналисты. После того, как врач всё это выяснит и запишет в
карточку, он должен больного осмотреть. Для этого больной должен раздеться. А
если это зима, а больной — старая бабушка? Послушав, пощупав, померив давление,
и выслушав по каждой манипуляции комментарии обследуемого, желательно
внимательно и не перебивая, нужно всё это записать в карточку. А если чего-то
не записал, любой эксперт скажет, что ты этого не спрашивал или не делал. После
этого, обдумать и сопоставить всё, что увидел, поставить диагноз. Желательно
правильный. Записать диагноз, продуманное, адекватное лечение, с номерами
рецептов в карточку, направить на правильные анализы, рассказать о возможном
побочном и нежелательном действии лекарств, и что при этом делать. Рассказать,
как принимать лекарства, куда и когда ходить на процедуры, физиолечение,
анализы, дать прогноз течения болезни и как избежать обострений. А если
болезней несколько? Получить согласие пациента на то, с диагнозом и лечением он
согласен и выяснить, всё ли он правильно понял, с записью в карточке. В это
время медсестра должна измерить температуру пациенту. Дважды, с интервалом в 15
минут, обработать кушетку, после осмотра пациента, антисептическим раствором,
«до полного высыхания». Выписать рецепты, направления на процедуры и анализы. Записать
все рецепты с регистрацией номеров в специальный журнал, заполнить журнал ежедневного
приёма, заполнить талон амбулаторного пациента, а если льготник — особый талон
и рецепты в 3-х экземплярах на каждый препарат. И ещё много чего в зависимости
от ситуации. Всё вышеописанное для КАЖДОГО пациента, а для многих гораздо
больше, необходимо записать для проверок страховой медициной, своим начальством,
а если «повезёт» то и экспертами разного рода, прокуратурой и судом. Всё это
необходимо сделать за 7 – 15 минут. Не успеешь – следующему больному останется ещё
меньше. И так час за часом, день за днём. Десятилетиями. Есть, конечно, ещё и
медосмотры, но если их проводить качественно, а не просто спрашивать — нет ли
жалоб, на них тоже время особо не сэкономишь. Пусть кто-нибудь из официального
начальства попробует сказать, а потом НАПИСАТЬ ПРИКАЗ о том, что что-то, из
вышеперечисленного, можно не делать, и никто за это не спросит. Да я его
портрет в кабинете, да что там в кабинете, в спальне повешу. И не я один.

Третья
проблема- ОПЛАТА. За ЭТУ работу Государство назначило, чтоб не было инфляции, 3580
р. врачу, не имеющему званий и категорий, в месяц. Или 140р. в день. Или 21р. в
час. Или 3 — 5р. за одного больного. И гарантирует, что за эти деньги, любой врач,
нас и наших близких, квалифицированно, доступно, культурно вылечит, буквально
за 8 — 15 минут. Но инфляция всё равно растёт – видно всё — же много платят. Вот
пишут, что государство платит за приём одного больного около 200-250 рублей. Из
них тому, кто всё делает, за всё, и перед всеми отвечает, положено 4 — 5рублей.
Да такого ни одному рабовладельцу, не то, что капиталисту, не снилось.
Опубликуйте в газете, сколько получает врач, медсестра в других странах на ОДНУ
ставку и сравните с нашими СТАВКАМИ, а не ЗАРПЛАТАМИ. Причём не в среднем по
здравоохранению, включая всё начальство, администрацию, бухгалтерию, а только
тех, кто лечит, и на ОДНУ ставку. А если человек, живущий с семьёй на 140р. в
день, кроме зарплаты, берёт деньги с пациентов это что — КОРРУПЦИЯ или
элементарное ВЫЖИВАНИЕ?

Можно
на такую зарплату достойно жить, 
содержать семью, растить и учить детей, отдыхать. В детских домах детям
внимания и воспитания можно дать гораздо больше, чем в семье медработника.
Питаются и одеваются там дети лучше, чем дети медиков. А медика — то дома нет,
то у него денег нет. Да хотя бы живыми остаться хоть год, можно? Нельзя. Это
если работать на одну ставку. Ставка — это
норма работы, просчитанная много десятилетий назад институтами, при выработке
которой, обычный человек не ухудшит своё здоровье и сохранит трудоспособность.
С тех пор требования к работе ежегодно увеличиваются «правильными» приказами, страховой
медициной, МЭСами, дополнительными обследованиями, бумажками, аппаратами. Это преподносится населению (или электорату?) и
высшему руководству, как улучшение лечения и забота о народе. А когда, какими
кадровыми силами, и кто эти кадры подготовит? На какие средства это будет
осуществляться, в какое такое дополнительное время? Никто не задумывается. В
лучшем случае напишут, что за счёт «местного бюджета и др. источников». Видимо
в этом бюджете много неиспользованных денег лежит. И никто, при увеличении
требований к бумажкам, не увеличил время для больного. Но я отвлёкся. Так вот,
чтобы выжить, медики вынуждены работать на 1,5-2 и больше ставок. Вынуждены
брать ночные дежурства. Не потому, что совсем они жадные, а потому, что
дежурить некому и жить не на что . И если откажешься от дежурств, то и других
совмещений не разрешат. Начальство я понимаю. Кто-то же должен работать и ночью
в больнице. Кто-то и днём. А кадров нет. А круглосуточный приём больных государство
гарантирует, а больных везут ночью даже больше, чем днём. Вот, кто под кнутом,
кто под пряником и дежурят. Как это происходит? Врач идёт на работу к 8 часам утра
и работает до вечера на 1.5 — 2 ставки, т. е. за 1.5 – 2 человека. Не выходя с
работы, идет на дежурство, где работает до утра, и не всегда хоть немного
поспит. Утром опять идет работать за двоих. Качество лечения это, ни там, ни
там не улучшает. Нигде, ни на одном производстве, нет такого графика работы.
Трудовой кодекс такое тоже запрещает. Всем, кроме медиков. Они, или не люди,
или их специально решили уничтожить, или вывести новую породу «сверхлюдей», из
тех, кто останется. А ведь есть ещё и «экстренные вызовы», из дома, в любое
время суток. Отказаться нельзя по двум причинам. Во-первых, это подсудное дело
— «за неоказание помощи». Во-вторых — если врач такой специальности ОДИН на
район, а такое сейчас всё чаще, всем медикам понятно, что даже пьяный хирург
прооперирует аппендицит лучше трезвого дежурного педиатра. И ни кого не интересует,
как себя в это время чувствует сам врач. Из-за праздничного стола он или был на
поминках. Отвечать будет, как трезвый, и отдохнувший! А если начать работать по
законам и трудовому кодексу, то ещё меньше, во много раз, больных будет
попадать на приём, а соответственно получать помощь и оставаться живыми, а
медики вообще получать ничего не будут.  
Ведь даже при той нагрузке и таком графике работы, какой существует
сейчас, пациенты вынуждены записываться на приём за много дней, а то и недель.

Всё,
что я написал про врачей, ещё хуже для медсестёр и санитарок, в РАЗЫ! Узнайте,
сколько ставка санитарки. Не страшно, как она Нас будет выхаживать?

Теперь
о КАДРАХ. Как думаете, нормальный человек может долго так работать? Правильно,
не может. Вот нормальных в медицине почти и не осталось. Кто ушёл торговать,
кто в частные фирмы, кто вообще в охранники или фермеры, многие пьют и
спиваются, а кто-то уже умер. Остались те, кто дорабатывает и ждёт пенсию, кто
нашел возможность брать деньги с пациентов, кому на всё наплевать, т. е. «пофигисты»
— «чтоб вы все выздоровели!». Кто занимается наукой, и с этого ждёт деньги, т.
к. фармацевтические фирмы, на оплате за рекламу и исследование новых препаратов
не экономят. Остались одержимые, которые свою работу ценят больше, чем свою
семью, друзей, общение, да и себя самого. Их очень мало. Есть ещё те, кто
делает карьеру. Но это не настоящие, с моей точки зрения, врачи. Попробуйте
узнать СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ врачей, которые работают в районных больницах, а не
платных кабинетах. По основным специальностям: терапевты, хирурги,
невропатологи, окулисты, психиатры, инфекционисты и др. и сравните с остальными
отраслями народного хозяйства, хотя там, я полагаю, тоже несладко. А какой
средний возраст был 15, 20 лет назад? Сколько работает врачей пенсионеров, а
сколько живых может отдыхать, заработав денег на старость? А сколько, и какого
возраста, осталось фельдшеров, медсестёр? Узнали? Мне страшно — кто будет
лечить меня через 5 — 10 лет. Те, кто ещё работает, вынуждены государством,
чтобы выжить, или сами нарушать закон и брать деньги с пациентов, или вынудить
своё начальство закрывать глаза на невыполнение нагрузки, или на недоработку
времени, совмещая по несколько ставок или работ. Какое будет качество работы? С кем собираются
выполнять «Нацпроекты»? А Главным врачам деваться некуда. Хоть плохой
специалист, хоть жалуются на него, хоть он на пенсии, а если уволить, на его
место взять некого. Пациенты вообще ни к кому не попадут, и будут с запущенными
болезнями поступать, или дома умирать. Если не успеют поступить. А где врачи? А
они в официальную медицину не идут. Узнайте, сколько выпускников осталось
работать в медицине через 2-4 года после окончания института. Причём не дальше
учатся, не отрабатывают платную учёбу или занимаются наукой, или торгуют
биодобавками, а просто лечат. И не те, у кого родные медицинское начальство, а
они делают карьеру. Не знаю, может где они и есть, но в районных больницах их
единицы. Есть, конечно, и истинные фанаты, которые лечат, недоедая, недосыпая,
не отдыхая, не имея семьи или её забросив. Или работают для души, а живут за
счёт родных. Но их мало, и это же НЕНОРМАЛЬНО! Я, конечно, точных данных не
имею, Вам тоже хорошо наврут, но полагаю, что это единицы из сотен. Да и те из
выпускников мединститутов, кто собирается работать по специальности —
собираются делать пластические операции, вставлять зубы, заниматься
иглорефлексотерапией или мануальной терапией и т. д. – тем, что государство не
гарантирует народу бесплатно. А ведь чтобы подготовить квалифицированного
врача, его необходимо учить лет 8-9, а потом практиковать 2-4года. Кому работать?
Ведь к каждому новому прибору и аппарату нужен НОВЫЙ квалифицированный
специалист. У старых и так работы хватает. Дай Бог мне ошибиться, но через 5
-10 лет будут работать недоученные фельдшера либо приглашенные за большие
деньги заграничные доктора, с сомнительной квалификацией. Да если ничего не
изменится, то и они к нам не поедут. Правда центра Москвы это вряд ли коснётся.
Ещё хуже прогноз, и перспектива, для кадров среднего и младшего медперсонала!

  Есть ещё и МОРАЛЬНАЯ СТОРОНА. Медиков стали
считать сферой обслуживания. Да и в этой сфере, судя по оплате, одной из
низших. «Клиент всегда прав». Все считают долгом тыкнуть носом медика в клятву
Гиппократа. Да НИКТО, ИЗ НЫНЕ РАБОТАЮЩИХ, её не давал! Была клятва Советского
врача, Российского врача, похожие на клятву Гиппократа, как кодекс строителя Коммунизма
на Заповеди Христа. Всё вроде похоже, а результат противоположный! Ведь
Гиппократ учил «не лечить бесплатно», «ибо те, кто лечится бесплатно, перестают
ценить своё здоровье, а те, кто лечит бесплатно, перестают ценить результаты
своего труда» т.е. здоровье пациентов. Что
и произошло. Да и всем остальным почему-то давно про их советские присяги и
клятвы никто не поминает, одни медики «должны» работать по «клятве советского
врача». Т. е. в любое время дня и ночи, не считаясь со своей семьёй, не обращая внимания на своё
здоровье, на свои интересы или проблемы, всегда бодро, с улыбкой и искренним
интересом, и сочувствием к проблемам пациента. За зарплату, которой на
полноценную еду, оплату коммунальных услуг и хотя бы приличную одежду, даже
одному не хватает. Про семью и детей я уже писал. Но пациенты уверены, что
медикам платят ОЧЕНЬ МНОГО – про повышение их зарплат каждый день по «новостям»
передают уже годами. Государство не может ЧЕСТНО сказать, что медицина
развалена, что если медработник будет работать на одну ставку, как положено,
честно и бескорыстно, то ему просто не выжить, даже без семьи, физически. Что бесплатной
квалифицированной медицины нет нигде в мире, несмотря на государственную
поддержку, несопоставимую по величине с нашей. Очень много издаётся
некомпетентной, часто недостоверной, «околомедицинской» информации: ЗОЖ,
Айлолит и тд. Любое издание печатает рекламу лекарств, БАДов, за которую «не
несёт ответственности». Прочитав это, больные, или их родственники, считают,
что знают, как лечить и обследовать, гораздо лучше врачей. Если врачи не выполняют
их требования, считают, что их решили «залечить» или «залечили». Пишут жалобы.
На медиков жалуются руководству больницы, в горздрав, облздрав, росздравнадзор,
терфонд медстрахования, страховую компанию, прокуратуру, СМИ. Все инстанции
обязаны реагировать, проверять и расследовать. Медиков оскорбляют, унижают и
даже угрожают. Почему бы любому хаму, сволочи или психопату не покуражиться,
если ему за это ничего не будет? Если государство и общество опустили престиж
медработников ниже плинтуса и защищать даже не обещают? А куда жаловаться
медикам? Богу? Вот впервые за 29 лет жалуюсь — Вам.

Не хочу
писать про скопированную у Запада «страховую медицину» и «доказательную
медицину», которая ничего хорошего ни пациентам, ни врачам, ни, как я думаю,
государству, не дала и не даст. Про это отдельная и долгая песня. Чиновники,
наверно, поживились. А придуманное Зурабовым ДЛО и Нацпроекты это, вероятно,
для него и приближенных. Но зачем прокручивая огромные средства, при этом ещё пить
кровь у миллионов больных и медиков? Да
дайте инвалидам деньги — они сами решат, покупать им лекарство или нет. Может им
сильно покушать напоследок хочется! Дайте больницам деньги — они сами решат,
что им нужнее, какое оборудование и у каких фирм покупать. Например, Нацпроект
по дополнительной диспансеризации (ДД). Очевидно, очень хороший, в замысле, проект.
А как он реализовывается? Сначала написали приказ, обязывающий его проводить.
Но не сказали, где в рабочем дне врача взять время на его проведение. Не
написали, как всё оформлять, и что конкретно нужно делать. Каждая больница
делала так, как поняла приказ. Отчитывались ежемесячно. Через 1.5-2 года после
начала ДД — больницы проверили. Оказалось, что все и всё поняли неправильно.
Наказали. С некоторых сняли деньги. ПОСЛЕ ЭТОГО издали приказ, как правильно
проводить ДД. Или пошлют аппарат, для врачей и пациентов почти бесполезный, и
требуют ежемесячно отчитываться, как он эффективно работает. 

Медиков
почти не кормят, во всяком случае, государство. Нагрузки увеличивают ежемесячно
— в форме всё новых отчётов, мониторингов, введения новых правил оформления
документов, рецептов. Существуют отчёты еженедельные, ежемесячные,
ежеквартальные, по итогам работы за 3,6,7!,9,12 месяцев. Причем подаются они в
несколько разных инстанций и учреждений. Каждый начальник или чиновник может
потребовать, и требует, отчеты по любому, самому невероятному или узкому
профилю, чаще всего, заранее не предупреждая, что нужно это было считать и
записывать. Наказания пытаются ужесточить. Никого не возмущает, и даже не удивляет,
когда врача судят за вылитые, при свидетелях, в раковину пол-ампулы наркотика. При
этом позорят на всю страну. Ведь, согласно приказа, он должен был собрать
комиссию, запечатать эти пол-ампулы особым способом, упаковать, заполнить
сопроводительные документы и отправить спецпочтой, с вооруженной охраной, через
всю страну в Москву! для проверки и контроля. А он это время потратил на
оперированного ребёнка. А теперь, очень занятые люди – наркоконтроль,
прокуратура, следствие, суд будут не один месяц с ним заниматься. Будто им
заняться больше нечем. Да ещё и осудят! Кого нужно судить — кто такой приказ
сочинил или кто его не выполнил? А таких приказов столько, что если их все
добросовестно исполнять, то больные тебя неделями вообще не увидят. Но за
каждую строчку этих приказов с тебя могут спросить и соответственно наказать
или судить. Любому, даже не медику, ясно, что если какому-то организму, например
медицинскому сообществу, работающему и так на пределе, уменьшить питание и
увеличить нагрузку — получится
дистрофия. А если ещё ругать, пугать, судить и сажать, то дистрофия с психическими
расстройствами и печальным, вероятнее всего летальным, исходом. Если такому «больному»
вставить зубы и вшить кардиостимулятор (с помощью национальных программ)
протянет он не намного дольше. Вот это сейчас и происходит с медицинскими работниками.
Не думаю, что есть где-то в России районная, да хотя бы областная больница, где
не нужны врачи, хотя везде безработица. О медсёстрах, тем более санитарках, я
уже и не сомневаюсь. 

Народу
долго объясняли, и продолжают внушать через СМИ, что платят медикам МНОГО и всё больше и больше. Что сидят они в
теплых кабинетах, и из вредности, лености и черствости не хотят уделить
внимание пациенту, а то и вообще, хотят его «залечить». С таким настроем и идёт
больной в поликлинику. Конечно, его не должно интересовать, что принимающий его
там доктор Пупкин получает за его приём пять рублей, что он после ночного
дежурства, где ночью кто – то умирал, а
он его спас. Что не спит он двое суток и голова его и болит и не соображает.
Что ещё нужно во время приёма написать какой-то отчет, и дооформить ещё кучу
бумажек и документов к завтрашней комиссии по проверке его работы. Что после
этого приёма Пупкину нужно бежать в другое место – по совместительству, чтобы
набралась к получке лукавая «средняя зарплата» в 10 -12 тысяч. Что есть у
доктора ещё и семья, которой желательно тоже уделить хоть немного времени и
денег. Это не должно интересовать больного, НО КОГО — ТО ЭТО ДОЛЖНО
ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ, раз декларируется, что ситуация улучшится. Почему-то чиновники
уверены, что всё улучшиться, если они напишут ЕЩЁ пару сотен приказов, заставят
Пупкина вместо прежних коротких ежегодных, или нынешних больших ежемесячных,
отчетов писать всесторонние, подробные еженедельные. Добавят к нынешним
аттестациям, аккредитациям, лицензированиям, страховой медицине,
дополнительному лекарственному обеспечению и т. д. ещё какую-нибудь
«стандартизацию» и пяток бесполезных для больных и врачей бюрократических
программ, с отчётами по каждой. Заставить каждого врача получать сертификаты по измерению температуры и
артериального давления. (Это не гротеск — уже заставляют получать отдельные
сертификаты по выдаче больничных листов — каждого!) Добавят к проверкам Росздравнадзора,
СЭС, пожарных, налоговых ещё проверки по вышеперечисленным программам, ещё
наркоконтроль, прокуратуру, общественные советы. Заставят вышестоящие
медицинские органы чаще и тщательней контролировать, проверять и принимать
меры. (Негативные результаты проверок желательно передавать в прокуратуру или
хотя бы освещать в СМИ). Поставят в больницу пару аппаратов, на которых некому
работать и вменят в обязанность, за счёт внутренних резервов, ввести их в дело,
и регулярно докладывать, как они эффективно работают. (Кто будет внутренним
резервом понятно — Пупкин.) Добавят ещё 15% (75 копеек) на осмотр одного больного
к зарплате. И что после этого у Пупкина будет прилив сил, знаний, энтузиазма,
благодарности и здоровья? Освободится время для больного, для семьи, и он
станет думать быстрее и качественнее? И только о больных? И всё будет прекрасно?

Учитывая
всё написанное, МОГУТ медики лечить лучше? Или могут ЗАХОТЕТЬ лечить лучше? И
вообще быть заинтересованными в результатах (не отчётах!) своего труда?

Считаю,
что медики, как класс, скорее мертв, чем жив.

Без
быстрых и кардинальных изменений он окончательно погибнет и поздно будет «пить
Боржоми».

Если
изменения начнутся лет через пять – не успеть, если сейчас ещё можно успеть

<b>UPD.:</b> По просьбам телезрителей :) добавил кат. Точнее, спойлер :) Sorry, при перепосте просмотрел его отсутствие :(  /

Майор Ал'а Вахиб: Араб. Мусульманин. Сионист

Оригинал взят у в Майор Ал'а Вахиб: Араб. Мусульманин. Сионист

     Ал'а родился, вырос и живёт в деревне Райне (в нескольких метрах от Нацрата). Его отец родом из Сирии, был дважды женат, каждая жена родила ему 4 детей, Ал'а — первенец от второй жены. В детстве (как и большинство мусульманских детей деревни) не признавал флаг Израиля, периодически участвовал в демонстрациях и пр.
     В 14 лет начал учиться в христианском интернате Нацерета — там впервые увидел, что евреи не такие, какими их представлял в детстве…
     В 18 лет пошёл работать на завод "Рабинтекс" в Бейт-Шеане, выпускающий оборонные изделия (каски, броники и т.д.) — там начал говорить на иврите и смотреть на мир другими глазами. Тогда же решил призваться в армию и начал ездить в Тверию в военкомат — спустя два года получил повестку явиться через два дня на призывной пункт.


"Пистолет всегда с собой"

Дальше>>